Муниципальное казенное учреждение культуры " Черепановская централизованная библиотечная система" Черепановского района Новосибирской области

         Даже у нас, в Черепаново, за полсотни верст, в эти дни витало ощущение тревоги. Багровое средь бела дня, как при неполном затмении, солнце, в воздухе назойливый запах гари. А сразу за городом, в сузунском направлении, синеватой дымной пеленой окутаны все окрестности, куда только достает взор. Направляемся туда, где уже третий день, как на волю вырвалась непокорнейшая из всех стихий – огонь. Горит Сузунский бор.

         Тревожная весть дошла до нас к ночи с 8 на 9 октября. До этого слышали, что лесными пожарами охвачен Алтайский край, но это вроде как и не у нас вовсе. Поэтому на месте, в Сузуне, хватились запоздало, когда огонь стремительно двинулся к райцентру, уже  пожрав огромные лесные пространства по обе стороны железной дороги.

         Среди ночи создавался областной  чрезвычайный  штаб, оповещены соседние районы, а утром в зону бедствия двинулись пожарные, колонны с техникой из Черепановского и Искитимского  районов. Началась разведка с воздуха самолетом АН- 2 и вертолетом МИ-8.

Как оказалось, пожар возник километрах в 30-ти от Сузуна – он свой, доморощенный, просто сомкнулся с пожаром алтайским. С высоты стало очевидно, что потребуется очень много усилий, поскольку риск распространения огня был велик как в сторону Сузуна, так и Черепановского района.

-  Для нас не возникало воп­рос - участвовать в ликвидации пожара или нет,— говорит М. Н. Милосных,  зам. главы администрации,  отвечающий за действия в  чрезвычайных ситуациях. – Был   только вопрос времени.  Оперативно оповестили и собрали руководителей всех предприятий, имеющих нужную технику – трейлеры, бульдозеры, тяжелые трактора, автозаправщики, пожарные машины. В распоряжение штаба к месту бедствия наш район направил солидную силу – больше двух десятков единиц техники. И люди наши три дня терпеливо выполняли нелегкую и опасную работу.

Со стороны черепановцев помощь заключалась в том, что­бы тракторами проводить мине­рализацию - расширять и очищать дороги в бору, отсекая таким образом невредимые массивы от близкого огня. Пожарные стерегли трассу Черепаново-Сузун, в сторону которой распро­странялся пожар. В четверг, девятого, координация дей­ствий оказалась на уровне, и на 16-м километре удалось прегра­дить путь огню к Сузуну, а так­же и к трассе.

Огонь бушевал уже на лока­лизованных участках, в направ­лении Алтайского края. Но в пятницу вновь сменился ветер, и пожар потянуло назад, к до­роге и в сторону села Виноград. Опять переброска техники, бес­престанные проверки очагов возгорания. Только к субботе в этих местах огня лишили перво­начальной силы, хотя лес про­должал гореть повсюду.

В 18-ти километрах от Сузу­на встречаем железнодорожный полустанок Ново-Осиново. Он оказался в зоне пожара, и бла­го, что был в досягаемости по­жарных поездов: на них вывезли людей, когда огонь уже подби­рался к заборам. Все строения целы-невредимы: их спасли, хотя вокруг в лесу все выгорело подчистую. Пожар угрожал еще од­ному селу - Мереть, но и там огонь был остановлен. По сведе­ниям штаба, куда серьезнее за­дел пожар некоторые алтайские села, где пострадало жилье, но, как утверждают в крае, обошлось без человеческих жертв.

Петляем по бесконечным та­ежным дорогам, онемев от вида того, что составляло гордость Новосибирской области. Дикая для осеннего пейзажа черная мгла вместо золота и багрянца. Дымятся стройные корабельные сосны, обуглились белые березки. Огонь, уничтоживший растительность, жадно вылизы­вает стволы, корни выворочен­ных деревьев. Невозможно представить, как выкипели и сгорели целые таежные болота — ряма: только черные, ставшие хрупкими кочки, заваленные тлеющими деревьями.

Еще много осталось очагов, где пламя не унимается, охва­тывает подсохшие деревья и гро­зит перекинуться на уцелевшие участки. Такие очаги пожарные тушат с помощью ранцев с во­дой. Удушливый, липкий смрад обволакивает все, что осталось вокруг живого.

Богатейший животный мир Сузунского бора напоминает о себе лишь обезумевшими от ужа­са рябчиками да глухарями. Ве­роятно, они запоздали покинуть горящий лес и теперь спасаются на единственных недоступных для огня песчаных дорогах. Кто спо­собен одолевать большие рассто­яния - лоси, косули, лисицы - обычно пускаются в бегство за­годя, учуяв чужой для леса запах дыма. Могли уцелеть еще зайцы, белки, а у сурков, барсуков, ку­ропаток и более мелких обитате­лей таежных нор и трав шансов спастись не было никаких.

— Огонь двигался страшно быстро. Одна секунда – и все горит уже метров на десять дальше, - рассказывает Саша, молодой пожарный из Сузуна. – Ничего нельзя было поделать, пока не сменился ветер и не пустили встречный пал. Сушь стояла такая, что трава могла вспыхнуть просто от падающей горящей спички, не говоря уже о  том, если кто-то оставил непогашенный костер. Первый раз такое видел и, дай Бог, последний…

У парня, участвовавшего в тушении пожара с самого начала, измотанный вид, темные круги под глазами. Люди – и местные, и помощники со стороны – работали непрерывно, покидали огненную зону лишь на ночь. К тому же разбросаны они были вместе с техникой по разным участкам бора, на больших расстояниях, и не всегда им вов­ремя и вдоволь удавалось поесть.

— Расскажите, что в органи­зации тушения дурдом полней­ший! — распалился, матерясь, тракторист в другом месте. — Столько техники согнали, а ра­ботали мы вчера всего часа пол­тора. Никто не знает, куда трак­тор гнать, в какую сторону по­жар идет. Для чего там лесни­чие и всякое начальство?

Что-то в злости мужиков идет от усталости, стресса, а кое в чем они безусловно правы. Не всегда грамотно действовал штаб, не предусмотрели многого, что могло сделать со­вместные усилия более слажен­ными и полезными. Ну, напри­мер, не позаботились выделить рабочим местных проводников. В бору дорог не счесть, неред­ко, чтобы добраться до нужно­го участка, на тяжелой технике приходилось тащиться черт-те куда, почти вслепую. Многие тракторы в итоге не выдержали, случались серьезные поломки.

Рассказывают, чем-то удиви­тельным оказалось подразделение Министерства по чрезвычайным ситуациям, прибывшее из Коченево. Молодых солдат погнали в пожар с лопатами и метлами, да еще и в противогазах - будто они спасают от дыма. А вот снабдить людей обычными ватно-марлевы­ми повязками, смачивая кото­рые, можно дышать в таком дыму, не додумались. Нашим ребятам поэтому весьма пригоди­лась догадливость М. Н. Милосных, поставлявшего из Черепа­нова самое необходимое для по­мощи и провизию.

Несколько раз на лесных до­рогах нам встречался “уазик” с нашим начальником штаба ГО Валерием Александровичем Жу­ковым. Он напрасно пытался достать план местности у сузунских коллег и в лесничестве, а потом сам принялся рисовать дороги и участки бора – благо, человек военный. А мы, где бы ни встречали группы людей с техникой, всюду слышали одно и то же: «Есть рация?». Видно, была нужда что-то срочно передать, узнать  том, как действовать.

Всякая беда преподносит уроки – и страшные, и полезные. Видимо, извлекут их, кому надо, и поле этого пожара. Да только коротка бывает память. Ведь тридцать лет назад неподалеку от здешних мест уже был большой пожар – возле несуществующего сейчас села Кубань. Тогда, как вспоминают очевидцы, на тушение привлекали поваров, медиков, даже создавали специальные группы для спасения животных, и под  строжайшим запретом на том пожаре, чего не скажешь о нынешнем, было спиртное.

А есть и еще урок — в том,  как необходимо в таких случаях возвыситься над понятием “мое-твое”, отбросить мысли о  предстоящих затратах и просто прийти на помощь. Только не приведи Бог, чтоб эти уроки пригодились еще.

Сгорел бор не у сузунцев, а у  всех нас. Масштабы пожара называют по-разному: от 70  до более сотни тысяч гектаров - это сколько в нашем районе земли под пашней. Но мы все стали  беднее на нечто такое, что не измерить в  гектарах и деньгах. И тут уже не столь важно, как это случилось - по чьему-то злому умыслу или из людской беспечности.

— У нас всех сейчас шок того, что мы потеряли свой любимый бор,- выдавливает Владимир Михайлович Щепетинов, еще один свидетель и участник борьбы с огнем. – Исчез большой еловый питомник, а сосны, даже едва тронутые огнем, высохнут. Фактически теперь все надо вырубать и сажать заново…

И вдруг заплакал.

…В сумерках выбираемся из погибшего бора к Винограду. Тут уцелела жизнь, невыразимо прекрасная. Только как-то пугливо притих лес, будто не веря до сих пор, что избежал той же участи. А может, чувствует, что там, вдалеке, беда еще не унялась и может в любой момент прийти и сюда.

А в тебе самом что-то дрожит, волнуется. Но почему-то совсем не хочется курить.

В. ЛАПТИЙ

Черепановские вести. – 1997. – 21 окт.

Последние Новости

В мире живой природы Н. И. Сладкова
Дата: 01-18-2022 Просмотры: 20
17 января в Черепановской детской библиотеке состоялось увлекательное путешествие в мир рассказов о природе Николая Ивановича Сладкова под названием «В мире живой природы Н. И. Сладкова». Ребята из ...
«Знать нам интересно всё то, что не известно!»: библиотечный урок
Дата: 01-18-2022 Просмотры: 19
17 января в Огнёво-Заимковской библиотеке на библиотечном уроке «Знать нам интересно всё то, что не известно!» шёл разговор с подростками о литературе, которая возникла благодаря умению авторов ...
Игровой час «В гостях у Винни Пуха»
Дата: 01-17-2022 Просмотры: 25
17 января сотрудники Городской библиотеки провели для постоянных читателей игровой час «В гостях у Винни Пуха» по произведению А. Милна «Винни Пух и все-все-все». Мероприятие приурочено к 140-летию ...